четверг, 21 ноября 2013 г.

Роддом и люди



Сейчас мы со Стёпой в отделении интенсивной терапии 5-ой, но хочется закончить тему роддома, в частности, его человеческой и человечной стороны.
Люди в роддоме (в частности в третьем) работают разные. Приятно удивили меня медсестры, санитарки, акушерки – в подавляющем большинстве доброжелательные, приветливые, заботливые. Познакомиться как следует я успела со всеми сменами, как в отделении патологии беременных, так и в реанимации (что само по себе удивительно, конечно – обычно пациенты узнают здесь одну, максимум две смены. Я же неоднократно встретилась со всеми тремя). В детском отделении, как мне показалось, дело обстоит похуже – как-то народ пожестче и побезразличнее. Но и там пара медсестричек обращались с детьми, как с родными. Могло быть и хуже….
Что касается врачей. Тут мне сложнее давать оценку, потому что главное для врача – профессиональная квалификация, а не человеческие качества. Оценивать уровень профессионализма я, конечно, не могу. Хотя некоторые диалоги, по-моему, достойны войти в историю. Вот, например, мой диалог с анастезиологом в реанимации.
-          Говорят, у вас тут вчера целый день голова сильно болела? А после чего это началось?
-          После того, как я некоторое время просидела с низко опущенной головой, сцеживая молоко, - отвечаю, радуясь, что новый симптом поможет выяснить, что со мной происходит и мне перестанут каждый день давать новые лекарства. 
-          Ну так не опускайте голову и все будет нормально, - с ласковой улыбкой советует специалист.
Так ловко с проблемой не разделался бы и доктор Хаус!  Браво!
Но на самом деле весь этот пост задумывался ради совсем других людей.
В один из вечеров мне было особенно плохо. После того, как одна из врачей детской интенсивной терапии заявила по поводу состояния Стёпы вместо обычного «стабильное» - «стабильно тяжелое», мне стало, естественно, еще хуже. Лежу под капельницей и тут в мою реанимационную палату входит женщина средних лет, приятной наружности, в белом халате и без всяких бейджев. Присаживается ко мне и говорит примерно следущее: «Я вижу, ты за ребеночка очень переживаешь. А ты не переживай, ты верь, и тогда все будет хорошо. Врачей не слушай, это их страховка - занижать ожидания. Сегодня один одно скажет, завтра второй – другое. А ты просто будь с ребенком, то физически, то мысленно. Вы же с ним по-прежнему одно целое, вот и поддерживай его своим хорошим настроением и силами».
Я как завороженная смотрю на нее и пытаюсь понять, из какого же она может быть отделения. Думаю, может, у них какой-то штатный психолог тут предусмотрен или матушка… Через минуту после ее ухода выхожу в коридор и я спрашиваю санитарку: «Кто ко мне только что в палату заходил?». Она отвечает: «Я никого не видела». Первая моя мысль: ангел. Вторая: приход от клофелина, который мне вкололи час назад. На самом же деле это оказался вполне реальный гинеколог из родильного отделения – Гузенко Любовь Васильевна. Почему она ко мне пришла и сказала то, что сказала, не знаю. Наверное, частично верна и моя первая версия по ее поводу. 
И еще одна огромная радость нас ожидала в детском отделении роддома. Мы с Димой уже много лет истово ищем «профессионалов на своем месте». В нашем определении это значит, что человек по-настоящему любит свою работу и людей, с которыми его работа сводит. Такие люди на рабочем месте аж светятся и после встречи с ними мир еще долго кажется тебе светлее, а перспективы человечества – оптимистичнее. За пятнадцать лет в наш список  попало всего полдесятка человек: буфетчица на  автовокзале, несколько водителей маршруток,  проводница западноукраинского поезда, работница кассы на «Запорожье-2». И вот здесь в роддоме мы встретили настоящую жемчужину нашей коллекции. Конечно, уровень профессионализма Елены Борисовны Щадных я оценивать не в состоянии, но сердцем чувствую, что ей я своего ребенка доверить могу. На смену Елены Борисовны мы попали дважды. И в эти дни, когда бы мы ни зашли в стёпину палату, она была там или в соседней – где на ИВЛ лежал еще один малыш. Она сама проводит все манипуляции с ними, и видели бы вы как ласково и сосредоточенно. Остальных врачей, честно говоря, мы заставали только во время обхода и передачи смены. Эта же, видно, все держит под контролем сама. К тому же она умеет говорить с родителями так, чтобы все было понятно и при этом не начинало колотить от волнения. А однажды я стала свидетелем того, как она сделала замечание санитарке:
-Закрывайте двери в детские палаты, когда выходите.
-Чтобы было теплее?
-Чтобы дети не слышали шума из коридора!
Меня это потрясло, ей-богу. В общем, еще один ангел.
Спасибо. Спасибо.     

1 комментарий: