среда, 29 января 2014 г.

Не хочу здесь жить

Я не хочу здесь жить... "Здесь" - значит, в Запорожье и шире - на востоке страны.
Смотрю на морды здешних политиков, которые нагло врут прямо в лицо, которые нанимают зеков для противостояния мирному населению, которые отдают запредельные приказы милиции, которая в свою очередь радостно их выполняет. И понимаю, что не хочу здесь жить. Слова "бандитское государство" после воскресных событий для меня перестали быть метафорой. Захват запорожской ОГА изначально казался мне утопичной и бессмысленной идеей. Это действительно было заведомо невозможно (соотношение болеющих за власть и больных от власти здесь невыгодное для  последних), однако, смысл в этом был. Попытка штурма и спровоцированная им зачистка вскрыли нарыв, который был неявным для многих, в том числе и для меня. Я ведь неоднократно общалась с представителями запорожской власти, брала у них интервью, комментарии по разным поводам. Тот же Пеклушенко казался мне вполне вменяемым... Последние события заставили их избавится от масок, а нас - от иллюзий. Не пойму только, что заставляет их действовать так беспардонно грубо: страх или, наоборот, ощущение безнаказанности.

Смотрю на лица людей на проправительственных митингах, которые кричат в микрофон "Мы за стабильность, мы за Януковича"  и недоумеваю. Я готова понять людей для которых стабильность важнее свободы, особенно представителей старшего поколения. Но о какой стабильности они говорят, о каком благосостоянии? Неужели они получают не такие пенсии, как моя мама? Да, я знаю, что этих людей привозят организованно против их желания, но на их лицах я вижу тупую покорность. И понимаю, что не хочу здесь жить.
Дети спрашивают, почему в западных областях люди ведут себя иначе... Я противник обобщающих стереотипов, но, похоже, некоторые из них имеют право на существование. Я далеко не историк, не политолог, не психолог, но мне кажется, все дело в рабском менталитете, который развился здесь, на востоке, за последние сто лет. Западная Украина и в составе Совка была не так долго, и боролась против него почти все время. А нам кляпы во рту и затычки в ушах уже кажутся частью нормальной физиологии.
Родители моей подруги живут в Донецке, их политическая позиция проста: "Янукович старается как может, а ему мешают". Подруга возмущенно рассказывает отцу о воскресных событиях в Запорожье, участником которых она была лично. Он шикает на нее со словами: "О таком по телефону говорить нельзя - это опасно!"... и  продолжает прославлять правящий режим, при котором опасно говорить по телефону. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий