пятница, 20 июля 2012 г.

Фестиваль АртПоле: субъективно о том, как это было. Часть 1.


Вот теперь я, кажется, окончательно вынырнула из фестиваля, и готова привести в порядок несколько растрепанные впечатления от АртПоля 2012. 

Все мои близкие, приехавшие в Униж на недельку раньше, чтобы помочь подготовить территорию феста к приему гостей и участников, сходятся в одном: для нас фестиваль заключался скорее в этой самой подготовке. Звучит странно, но как будто именно это было главным, а то, что происходило потом, собственно, с 12 по 16 июля – просто приятный бонус. Которым, к тому же толком не удалось насладиться потому, что не так-то просто переключиться из формата созидания в формат потребления. Даже дети признавались, что уже во время феста постоянно искали глазами, кому нужна помощь. И естественно, спешили помочь.  Именно в течение этого подготовительного, предпраздничного периода мы познакомились и пообщались (за работой) с чудными людьми и увидели старых знакомых в абсолютно новом ракурсе. То есть компонента под названием «фестивальное общение» реализовалась для нас еще до начала фестиваля. Поверьте, общение с такими людьми – редкий подарок судьбы, способный полностью изменить отношение к человечеству. Фестиваль создают удивительнейшие люди: бескорыстные, добросовестные и скромные энтузиасты, короче, замечатльные представители породы хомо сапиенс.

А вот человеки, приехавшие на АртПоле отдохнуть, радовали не всегда. Уж больно высок был на этот раз алкогольный градус, и спиртовой демонизм ощущался уже не только ночью (к чему мы, увы, давно привыкли на АртПоле и смирились как с неизбежностью), но и на протяжении всего дня. А значит, пространство для эксперимента, столь любовно свиваемое организаторами, артистами, мастерами и художниками, уже не назовешь безопасным и комфортным.
 И когда во время  перфоманса Елены Костюк на экспериментальной сцене (замысловатая смесь текстов Тараса Прохасько, видеопроекций старинных фотографий гуцульских семей, суфийского кружения, классической и народной музыки) кто-то пьяный за спиной постоянно выкрикивал «Дерьмо!», было обидно и стыдно. Зато когда в конце перфоманса этот ценитель увидел в титрах его название  и протянул  удивленно: «Так это было «Зеркало»….», получилось смешно, по-моему. 

С другой стороны в этом году фестивальщики проявляли невиданную доселе активность в посещении мастер-классов. У днепропетровского «Этнодрайва»  на шаманских мастер-классах собиралось до полусотни интересующихся, у одесситки Лилии Штекель в мастерской декупажа, валяния и прочего рукоделия не хватало мест за столом и ножниц, а у представителей мастерской «Папинарубашка» в первый же день закончилась солидная стопка  блокнотов. Дети и взрослые, открыв рты от восхищения, создавали вытынанки и шикарные прорезные маски под руководством Анатолия Белова, не переводилась очередь к гончару Михаилу Плужнику и в скульптурную мастерскую Натальи Мариненко, постоянно находились желающие поучаствовать в процессе создания скульптур из металлолома со сварочным аппаратом в руках вместе с Кириллом Максименко и соорудить что-нибудь удивительное из пластиковых бутылок в эко-мастерской. Традиционные «Паприкалаба оркестра» и хор глухонемых «Як умієм, так і спієм» вдохновленно репетировали, кажется, целыми днями, а в последние дни по-настоящему отожгли на большой сцене. Я, кстати, впервые смогла увидеть это действо со стороны, так как до этого три года подряд была  участницей орущего хора. Слегка обалдела от слаженности действий огромной толпы людей на сцене и от энергии, которой они буквально брызжали. Или даже брызгали.
Пожалуй, впечатления от большой сцены приберегу на завтра. Скажу лишь, что слушаю прямо сейчас Transglobal Underground, с которыми познакомилась на АртПоле. Пританцовывание мешает писать, так что до завтра)

Комментариев нет:

Отправить комментарий