четверг, 1 ноября 2012 г.

Кошмары на улице Толбухина


Хэллоуин мы празднуем давно – лет семь, пожалуй. Традиционно собираемся детско-родительской тусовкой, размалевываемся гримом и косметикой, напяливаем шмотки (кто крылья, кто рога) из коробки «Костюмы», которую по этому поводу спускаем с чердака, вырезаем подсвечники из тыкв и всячески бесимся. В целом этот год не стал исключением. Кроме того, что взрослых на этот раз было больше, чем детей. Да и дети уже вполне взрослые, решили мы. Достаточно взрослые для того, чтобы напугать их по полной программе. 
Накануне праздника мы крепко задумались: а как бы дорогих гостей попугать посерьезней… В результате семейного брэйн-сторминга родилось множество ужасных идей. Тестировали мы их тут же друг на друге. Результат – бессонная ночь как в детской комнате, так и в родительской спальне: каждый из нас был уверен, что сейчас кто-то придет его пугать. Ну и насмеялись, естественно, тоже.
Часть идей мы воплотили вчера, во время хэллоуин-пати. Некоторые, правда, не стали. Вот например, из неизданного: замечая приближении к дому очередной порции гостей (Миша – на стрёме в окне), мы быстренько прячем всех уже прибывших в закрытой комнате, оставляя включенный свет и прочие  следы недавнего пребывания в виде чашек с горячим чаем и надкусанных печений. Представляете, человек заходит в дом – а там никого, как будто все… куда-то делись. Куда именно, каждый тут же вообразил бы сам согласно своим представлениями об ужасном. 
Поскольку в реальности гости прибывали компаниями, мы решили вместо столь тонких мистических пугалок использовать  более прямолинейные. Первое условие, конечно, кромешная тьма. Миша кричит: «Едут!», мы тушим свет во всем доме и Дима (в капюшоне и темных очках он выглядел жутче, чем остальные в костюмах и гриме) со свечой в руке выходит впустить гостей, которые уже робко стучат, недоумевая по поводу темноты в окнах. Прежде чем открыть Дима как следует трясет дверь, будто кто-то хочет вырваться изнутри. 
Поверьте, это страшно. В конце концов открывает, молча впускает людей, молча заводит их в темный дом (гости уже перестают к тому моменту нервно хихикать и просто тихо стремаются) и тушит свечу. В кромешной тьме, которую не рассеивала даже хэллоуинская Полнолуна, заглядывающая сквозь жалюзи, начинает звучать дребезжащий мотивчик детской шарманки (это уже невидимая я вступаю в дело). Поверьте, это жутко. Пауза… Юра бьет по басам пианино, в этот момент в проеме двери, напротив которой застыли свежеприбывшие, загорается свет и возникает огромный силуэт: белая простынь, настольная лампа, свет которой направлен снизу, и  Макс, застывший в неестественной позе, творят хоррор-чудеса. Буквально через секунду свет гаснет. Миша тихонько завывает и дует в затылок гостям, которые, покрывшись мурашками, бредут в следующую комнату, где их встречают жуткие лица, подсвеченные снизу фонариками…
Ну а уже потом были и ужасные тыквы, и мрачное угощение, и страшные костюмы с гримом, и жуткая фотосессия, и даже незапланированная  игра настоящего шамана Юры Шамрицкого на настоящем шаманском бубне - очень вписалась, очень.


И еще мы играли в показуху. Накануне наша семейка понаписывала на мятых листиках, заблаговременно обляпанных кровавой гуашью, страшные слова, которые и предстояло показывать участникам вечеринки. «Восставшие из ада», «кошмар на улице Вязов», «парад скелетов» и прочие вурдалаки дались актерам довольно легко. В отличие от придуманного Мишей страшного словосочетания «Газированный жир». Жуть…


1 комментарий: