четверг, 5 апреля 2012 г.

От перемены букв в фамилии Чхартишвили...


Дочитала книгу Анны Борисовой «VremenaGoda». Ну или, если точнее, дочитала книгу Бориса Акунина. А.Б. – этакий side-project Б.А., так же как и книги еще одного А.Б. – Анатолия Брусникина. Поскольку исторический роман я не люблю, к произведениям последнего рука не потянулась. А вот Борисову прочла с огромным удовольствием. Суть этих эскапад писателя – попробовать себя в новой роли и проверить, клюнет ли публика на качественное чтиво под неизвестной фамилией. Что до второго вопроса, выяснилось, что нет. В смысле, не клюнет: книги про Фандорина улетают миллионными тиражами, а три романа Борисовой расходятся всего-то двухсоттысячными. 
Я и сама взяла книгу только потому, что мистификация вскрылась и на обложке указаны оба имени: Борисова и Акунин. Повторюсь, книга мне понравилась необычайно. По-моему, это чистой воды Акунин, только без ярко выраженного детективного начала. Но интересная загадка все-таки имеется, равно как и неожиданные повороты сюжета, и выразительные характеры, и захватывающая история, и стильный (местами стилизованный) язык – в общем, имеется все необходимое для того, чтобы читать до рассвета. Жаль, что я не почитала книгу раньше, не зная имени истинного автора, теперь уж не хватает чистоты эксперимента. Сейчас мне кажется, что авторство очевидно с первой страницы и формой и сутью. Очень напоминает «Шпионский роман» (с нетерпением жду экранизации, удостоившейся похвалы Чхартишвили) и «Сокол и ласточку». Правда, сам писатель утверждает, что в Борисовой мало Акунина, но уж тут, простите, собственным ощущениям я доверяю больше, чем мнению мэтра.… Вот как он сам поясняет причины возникновения вымышленного писателя в своем блоге:

«Скучен тот писатель, которому не хотелось побыть писательницей. То есть попытаться вообразить: каково это – быть женщиной и смотреть на мир женскими глазами. Я представил себе образованную даму, которая вошла в возраст свободы, когда дети уже подросли, ум созрел, характер сформировался. У нее обеспеченный муж, то есть дама не обременена заботами о пропитании. Она берется за перо частично от скуки (как японские фрейлины эпохи Хэйан), а частично из-за того, что ей хочется поделиться с миром своими чувствами и мыслями, копившимися в течение долгих лет».

Комментариев нет:

Отправить комментарий