среда, 29 августа 2012 г.

Книго-Чхартишвили и кино-Акунин

На днях дочитала новую книгу Акунина-Чхартишвили "Аристономия", а вчера посмотрели всей семьей фильм "Шпион", снятый по его "Шпионскому роману".
Фильм особого впечатления не произвел, увы. Бондарчук в роли майора госбезопасности, Горбунов в роли шпиона и Данила Козловский в главной роли хороши, ничего не  скажешь. Причем, если первые два хороши предсказуемо, то последний - молодой и неизвестный (мне) актер порадовал сильно и неожиданно. Понравились декорации утопической довоенной Москвы, кстати, частично снятые в Минске. Вот, пожалуй, и всё. Хотелось бы сравнить сценарий с книгой, но я как раз ее и не читала. В целом - кино слишком приторное, особенно концовка, которая, говорят, отличается от книжной.
По окончании фильма, к котором речь идет о вымышленных событиях, предшествующих началу Великой Отечественной Войны,  12-летний Миша спросил: "Так я не понял, война все-таки началась или нет?". И чему их там в школе учат? :)...

Книга тоже оставила двойственное впечатление. "Аристономия" представляет собой два параллельных повествования. Одно из них - исторический роман о революции и красном терроре, написанный Акуниным, второе - трактат о главном качестве человека с большой буквы, созданный (как можно подумать, глядя на обложку) Чхартишвили. Однако уже со второй страницы трактата становится понятно, что рассуждения хоть и ведутся от первого лица, но не от лица писателя. А от чьего же? Я предположила, что это мысли героя художественной части книги - Антона, постаревшего и помудревшего в тяжелые времена. И предвкушала, как на последних страницах две части книги сольются воедино, и я порадуюсь не только интересным мыслям автора (пусть и вложенным в уста героя), не только по обыкновению захватывающему сюжету романа, но и изысканности построения произведения. Увы, надеждам не суждено было сбыться. И трактат и роман оборвались чуть не на полуслове. Горечь неоконченности и неокончательности перебила все удовольствие от чтения.
Сам Чхартишвили тем не менее своей работой доволен: «Это "серьезный" роман, первый в моей жизни. В свое время довел его до финала - и надолго отложил. Всё там вроде бы было, а чего-то главного не хватало. Как "восковая персона": совсем как живая, только не дышит и не ходит. В марте я этот роман наконец закончил. Российские события каким-то мне самому не ясным образом дали книге нужный импульс», - сказал литератор в одном из интервью по выходу книги. Оказывается два имени на обложку он поставил не в том смысле, что в "Кладбищенских историях" (два автора - реальный и вымышленный -  представляют свои творения параллельно друг другу), а потому что "вложил в эту работу то, чему научился и в качестве беллетриста, и в качестве эссеиста". Ну так предупреждать же надо! Или вообще брать очередной псевдоним для новой ипостаси...
Однако несмотря на в целом неблагоприятное впечатление от новой книги одного из моих любимейших авторов, должна признать, что  трактатная часть достойна всяческого внимания и стоит потраченного времени: потраченного на чтение и на обдумывание прочитанного.Итак, что же это за главное качество человека с большой буквы? Собственно, изобретенный автором термин красуется на обложке: аристономия.  
"ЧЕЛОВЕКА МОЖНО НАЗВАТЬ АРИСТОНОМОМ, ЕСЛИ ОН СТРЕМИТСЯ К РАЗВИТИЮ, ОБЛАДАЕТ САМОУВАЖЕНИЕМ, ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ, ВЫДЕРЖКОЙ И МУЖЕСТВОМ, ПРИ ЭТОМ ОТНОСЯСЬ К ДРУГИМ ЛЮДЯМ С УВАЖЕНИЕМ И ЭМПАТИЕЙ."
Готовы примерить на себя?.... 

2 комментария:

  1. Акунин совсем исписался. Уже по "Беллоне" это было видно.

    ОтветитьУдалить
  2. ну, все-таки Беллона - не совсем Акунин, недаром же он ее под псевдонимом издал - то есть намекал на то, что это нечто иное.

    ОтветитьУдалить